Ответы к экзаменам и зачётам

сборник шпаргалок для ВУЗов

Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.

Русская романтическая критика первой трети 19 века. Критические манифесты.

Из всех литературных течений начала XIX в. наибольшим творческим потенциалом, как покажет время, обладал романтизм. Признав личность высшей ценностью бытия, европейские и русские романтики обратились к «внутреннему миру души человека, сокровенной жизни его сердца» (Белинский). Создание «новой школы» в русской поэзии и соответствующей запросам этой школы новой критики связано с именем Василия Андреевича Жуковского (1783-1852) Статьи Жуковского, его размышления об искусстве в письмах и дневниках, многочисленные эстетические конспекты, являющиеся важным свидетельством активного самообразования и самоопределения, – богатейший материал для осмысления вклада поэта в русскую критику. Обращает на себя внимание тесная сращенность критической и поэтической мысли Жуковского, «передоверяющего» некоторые проблемы творчества именно поэзии. Многие стихи поэта («К поэзии», «Вечер», «Песнь барда...», «Певец», «К Батюшкову», «Певец во стане русских воинов», «Таинственный посетитель», «Невыразимое» и др.) — прежде всего эстетические манифесты, с разных сторон осмысляющие проблемы романтического искусства. В статьях первого русского поэта-романтика мы не найдем попыток осмысления собственного элегического и балладного творчества, завоевавшего признание читателей. Вместе с тем в них было высказано немало положений, которые прокладывали пути романтической эстетике и критике. Жуковский приблизился к пониманию искусства как свободной, имеющей цель в самой себе творческой деятельности человека. Романтические веяния ощутимы в его стремлении отказаться от прямой дидактики и ограничить искусство областью «изящного» (статья «О нравственной пользе поэзии»), уравновесить поэтическое начало и нравоучение в басне, подчеркнуть в ней привлекательность фантастического, чудесного («О басне и баснях Крылова»). На страницах журнала последовательно проводилась мысль, новая для эстетического сознания читателей, — о единстве этического и эстетического в искусстве: воздействуя на эстетическое чувство, поэзия тем самым усовершенствует нравственную сторону личности, воспитывает человека.

В России 20-30х гг. она была представлена двумя крупнейшими методологическими разновидностями: критикой декабристов и критикой журнала «Московский телеграф», прежде всего - Н.А.Полевого. Это критика романтическая потому, что как декабристы, так и Н.Полевой, романтики в своем литературном творчестве и теоретически пропагандируют романтизм. Однако при этом они исходят из различных общественно-идеологических и эстетических предпосылок, например, по-разному понимают социально-историческую миссию поэта и художника. В итоге каждая из названных литературно-критических позиций обретает значительное своеобразие.

Из всех литературных течений начала века наиболее продуктивным оказался ранний, условно называемый «индивидуалистическим», романтизм Жуковского и Батюшкова.

Правомерность причисления Батюшкова к романтикам относительна. Многое в его творчестве связано с «неоклассицизмом». Но были в заявлениях поэзии Батюшкова и такие важные элементы, которые сближали его с романтиком Жуковским. Особенно положение о роли «воображения» в творчестве, мотивы трагической участи поэта в современности. Обычно романтизм Жуковского и Батюшкова называют консервативным, но это обозначение неточное. Консерватизм этого течения выступил позднее, главным образом в области политической, на фоне деятельности декабристского романтизма. До этого ранний романтизм был единственным в России и играл прогрессивную роль. Он был формой оппозиции по отношению к действительности, выражением духа времени.

Главным критиком эпохи романтизма можно считать Н. А. Полевого. Расцвет критики Н.Полевого — это девятилетняя эпоха «Московского телеграфа». Главная трибуна русской романтической критики этого времени, журнал обеспечил вместе с тем и неслыханную до того времеми известность литературных мнений Н.Полевого среди русской публики. Журнал был воспринят неодобрительно. Несмотря на все нападк, «Московский телеграф» вскоре сделался лучшим и в идейном отношении передовым периодическим изданием в России. Журнал был задуман как заочный университет и одновременно энциклопедия современных знаний и теорий, выполняющий прежде всего просветительские цели. Заслуги: Полевой существенно расширил и обогатил два основных источника любой критической системы — литературный и философско-эстетический. Он впервые в русской критике стал опираться на достижения практически всей европейской литературы (в особенности современной), а не только французской, к которой субъективно тяготел. В отличие от критиков декабристов, фактически прошедших мимо достижений современной эстетики, Полевой стремится поставить свою критическую деятельность на солидную, хотя и эклектическую, философско-эстетическую основу. Более того, с изложения своих философско-эстетических позиций он начинает, публикуя в «Московском телеграфе» за 1826 год обширный разбор «Опыта науки изящного» А.Галича. Здесь он подверг последовательной критике взгляды теоретиков классицизма и противопоставил им идеи немецких эстетиков-идеалистов Фихте, Шеллинга.В глазах Полевого сам иерархический жанровый строй (система) русского классицизма, разделявший литературно-творческие ценности на «высокие» и «низкие», был прямым литературным отражением и узаконением иерархичности русского общественного устройства с его делением общества на сословия высшие, привилегированные, и низшие, социально и духовно вторичные. Выражая потребность тысяч недворян участвовать в общественном творчестве (в том числе в деле образования, культуры и литературы). Полевой противопоставляет надличностным нормам классицизма тезис: «Выразить самого себя!».

Вы здесь: Home Литература Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.