Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.

Анализ статьи Кюхельбекера «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие».

К. был подлинный истинный романтик. Пишет ряд статей: «Взгляд на нынешнее состояние словесности», «Описание Дрезденской галереи», и т.д. Осн. – «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последние 10 лет». В ней он выделил 3 условия существования поэзии: сила, свобода, вдохновение. Кюх. полагал, что для создания произведения нужны какие-то политические свободы. Кюх. боялся потери вдохновения, это равнялось смерти. Это одна из главных тем его поэзии. Поэзию он делит на классицистическую и романтическую. Он считает, что классицизм зародился в Риме (Все поэты были лишены вдохновения, писали как правильно, а не как душа требует) – все классицисты – подражатели. Романтическая поэзия зародилась в провансе. Признаки романтизма: свобода, изобретение и новость. Жуковский подражает Шиллеру и Гете, Батюшков – Парни = они не романтики. У них есть 8-10 оригинальных произведений («Светлана», «Руслан и Людмила»), все остальное – подделки. Литература заполнена романтическими штампами. Главные жанры – элегия и послание. Им он противопоставил оду. Из статьи: «Сила, свобода, вдохновение - необходимые три условия всякой поэзии. Лирическая поэзия вообще не иное что, как необыкновенное, то есть сильное, свободное, вдохновенное изложение чувств самого писателя. Из сего следует, что она тем превосходнее, чем более возвышается над событиями ежедневными, над низким языком черни, не знающей вдохновения.

Всем требованиям, которые предполагает сие определение, вполне удовлетворяет одна ода, а посему, без сомнения, занимает первое место в лирической поэзии или, лучше сказать, одна совершенно заслуживает название поэзии лирической. Прочие же роды стихотворческого изложения собственных чувств - или подчиняют оные повествованию, как-то гимн, а еще более баллада, и, следовательно, переходят в поэзию эпическую; или же ничтожностию самого предмета налагают на гений оковы, гасят огонь его вдохновения. В последнем случае их отличает от прозы одно только стихосложение, ибо прелестью и благозвучием - достоинствами, которыми они по необходимости ограничиваются, - наравне с ними может обладать и красноречие». Понятие романтизма критик связывал с понятиями самобытности, народности и творческой свободы художника. Новаторство Кюхельбекера заключалось в более строгом и по¬следовательном применении критерия самобытности и народности: он предлагал лишить «звания» романтических те национальные лите¬ратуры, где преобладала подражательность. Критик наводил читате¬лей на мысль, что русская литература, подражавшая сначала францу¬зам, а затем немцам, которые тоже были подражателями, только начи¬нает овладевать принципами романтизма. Жуковский и Батюшков, по его мнению, лишь «на время стали корифеями наших стихотворцев, и особенно той школы, которую ныне выдают нам за романтиче¬скую». Кюхельбекер не отрицал заслуг Жуковского, освободившего отечественную литературу «из-под ига французской словесности», но при этом выступал против попыток «наложить на нас оковы немецко¬го или английского владычества!». На каких же основах создавать русскую словесность? Кюхельбе¬кер, как и ряд других близких к нему критиков ратует за обращение прежде всего к национальным истокам, «Лучшими, чистейшими, вер¬нейшими источниками» для русской поэзии являются «вера праотцев, нравы отечественные, летописи, песни и сказания народные».

Вы здесь: Home Литература Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.