Ответы к экзаменам и зачётам

сборник шпаргалок для ВУЗов

Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.

Литературно-критические сочинения Н.В. Гоголя

В произведениях Гоголя П.А.Вяземский видел преж­де всего уникальное эстетическое явление, отвергал мысль о тенден­циозности писателя, о сознательном обличении им «недугов общест­венных» (статья 1836 г. о «Ревизоре»). Вяземский решительно проти­вился тому, что именем Гоголя теоретики натуральной школы пыта­лись придать ей идейную и эстетическую целостность. Непредвзято оценивая содержание «Выбранных мест из переписки с друзьями» (ста­тья Языков — Гоголь, 1847), он дальновидно подмечал не только сла­бые, но и сильные стороны позиции автора, подчеркивал гражданскую тревогу писателя о нравственном состоянии современного общества.

Важную роль в формировании русской эстетической и литератур­но-критической мысли XIX в. сыграли выступления Гоголя. Его критика является «преимущественно художественной», поскольку об «искусстве Гоголь рассуждает на языке искусства». Критические раз­мышления писателя отличаются яркой образностью, эмоциональностью стиля, некоторые из них организованы по сюжетному принци­пу и являются в равной мере художественными произведениями (критический этюд «Борис Годунов». Поэма Пушкина «Театральный разъезд»).

Как писатель и критик Гоголь формировался под влиянием роман­тической литературы и эстетики, особенно немецкой. Романтическими являлись и его представления о духовном горении художника и сам подход к художественным произведениям. Отвергая академизм и ра­ционализм, ранний Гоголь приходил к мысли о невозможности анали­за и систематизации произведений искусства.

Романтическое стремление Гоголя к универсальному охвату жиз­ни и уяснению места в нем искусства отразилось в «Арабесках», за­ключавших в себе наряду с художественными произведениями не­сколько «ученых» статей по истории, географии, литературе и искус­ству. В «этюдах-фантазиях» «Об архитектуре нынешнего времени» и «Скульптура, живопись и музыка» звучал романтический гимн ис­кусству, понимаемому как выражение духа народа и эпохи. Эстетиче­ские воззрения Гоголя органично включали в себя и просветитель­скую традицию. Идея самоценности искусства соединялась с понима­нием его как действенного средства нравственного совершенствова­ния человека, пробуждения в нем «живой души».

В статье «Несколько слов о Пушкине» (1832) был обозначен и та­кой важный для Гоголя принцип, как умение открыть глубинный смысл необыкновенного в самых обычных явлениях: «Чем предмет обыкновеннее, тем выше нужно быть поэту, чтобы извлечь из него не­обыкновенное и чтобы это необыкновенное было, между прочим, со­вершенная истина».

Главную черту современной литературной эпохи Гоголь видит в стремлении «к самобытности и собственной национальной поэзии» («О малороссийских песнях»), причем высшей формой выражения национального сознания становится для него творчество Пушкина.

В статье «Несколько слов о Пушкине» дана самая высокая оценка художественным открытиям автора «Бориса Годунова» и «Евгения Оне­гина»: «При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском нацио­нальном поэте». В условиях, когда одни критики пи­сали о «совершенном падении» таланта поэта, а другие упрекали его в «аристократизме», «светскости», Гоголь давал глубокую, прогно­стическую оценку пушкинского творчества, именно с ним связывая будущие судьбы русской литературы.

В статье о Пушкине критик формулировал свое известное положе­ние о том, что «истинная национальность состоит не в описании сара­фана, но в самом духе народа». Следуя традициям романтической эс­тетики, сближающей понятия народного и национального, Гоголь вместе с тем шел дальше романтиков, видя народность искусства пре­жде всего в выражении народной точки зрения: «Поэт даже может быть и тогда национальным, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа, когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами...».

Проблемы нового искусства более явственно выступают в крити­ческих статьях Гоголя середины 1830-х годов. Крупным фактом литера­турной жизни стала гоголевская статья «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», которая содержала смелую характери­стику русской периодики и отличалась «резким и благородным то­ном» (В. Г. Белинский). Выступление Гоголя отличала ярко выраженная просвети­тельская установка. Журналы, по Гоголю, являются выразителя­ми «мнений целой эпохи и века». Особую миссию при этом писатель возлагал на литературную критику: «Критика, основанная на глубо­ком вкуса и уме, критика высокого таланта имеет равное достоинство со всяким оригинальным творением; в ней виден разбираемый писа­тель, в ней виден еще более сам разбирающий».

Оценивая с этих позиций состояние отечественной журналистики за последние два года. Гоголь выносит ей суровый приговор, отмечая лишь весьма немногие положительные явления. Главным объектом его критики становится «торговое» направление в журнальной лите­ратуре, которое утвердилось благодаря изданию «Библиотеки для чте­ния» Сенковского и «Северной пчелы» Булгарина и явилось ярким вы­ражением усиливающихся буржуазных тенденций в русской жизни. Следует заметить, что негативную оценку Гоголя получает не сам факт проникновения в литературное дело торговых отношений, спо­собствовавших профессионализации литературного труда, а появле­ние ловких литературных дельцов, издания которых предлагали пуб­лике «худой товар».

Статья Гоголя, по свидетельству И. И.Панаева, «наделала большо­го шуму в литературе и произвела очень благоприятное впечатление на публику». К1836 г. относятся и первые редакции программных выступлений Гоголя по вопросам драматургии и театра, которые в переработанной виде будут опубликованы в конце 1830—начале 1840-х годов («Петербургские записки 1836 года», «Отрывок из письма, писанного авто­ром вскоре после первого представления «Ревизорам к одному литера­тору», «Театральный разъезд»). В гротескных образах «почтенных» и «приличных» господ и лите­раторов, воссозданных в «Театральном разъезде», угадываются черты реальных «ценителей искусства» 1830-х годов. Вместе с тем Гоголь стремился придать своему труду более общее значение, чтобы его можно было применить «ко всякой пьесе, задирающей общественные злоупотребления». Автором пьесы и ее персонажами здесь высказаны принципиально важные для Гоголя мысли о театре и его обществен­ной роли. Во всех критических выступлениях Гоголь исходил из неиз­менного убеждения в громадной общественной значимости искусст­ва, и прежде всего — театра. Oт драматических произведений он требует жизненной правды, зло­бодневного звучания, национальной самобытности, типических ха­рактеров. Он призывает к созданию национально-самобытной драматургии, правдиво воссоздающей дейст­вительность, современные характеры.

Страстным требованием гуманистической сущности и обществен­ного служения литературы пронизаны и выступления Гоголя-критика в 40-е годы. Эстетические и литературно-критические размышления Гоголя этого периода гораздо более явственно, чем в 30-е годы, обна­руживают их религиозную, христианскую основу. Все работы поздне­го Гоголя устремлены к тому, чтобы указать современным писателям и читателям на огромные возможности, открываемые перед русским искусством христианством.

Суть эстетической концепции Гоголя наиболее полно раскрывает статья «О картине А. Иванова». Потрясшая писателя картина «Явле­ние Христа народу» стала как бы реализацией его эстетических требо­ваний, синтезировав глубокий психологизм и символико-мифологи­ческую монументальность.

Историко-литературная концепция позднего Гоголя нашла отра­жение в его письмах «О лиризме наших поэтов», «Предметы для лири­ческого поэта в нынешнее время» и «В чем же, наконец, существо рус­ской поэзии и в чем ее особенность». С одной стороны, Гоголь, как и Белинский, видит движение отечественной литературы к националь­ной самобытности, ценит в фольклоре «самородный ключ» для разви­тия поэзии. С другой стороны, он считает, что русская литература еще не выполнила задач, возложенных на нее историей. Делая исключение лишь для Пушкина, Гоголь замечал, что русские писатели не смогли пока ни правдиво показать жизнь, ни выразить с достаточной глуби­ной стремление к идеалу. Послепушкинский период в развитии рус­ской литературы он связывал не с натуральной школой, а с расшире­нием границ словесности в связи с христианизацией литературы. Творчество современных мастеров слова, по его убеждению, должно оплодотворяться мыслью о «внутреннем построении человека».

Вы здесь: Home Литература Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.