Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.

Славянофильская критика 1840-1850-х годов

В отечественную историю 1840-е годы вошли как «эпоха возбужденности умственных интересов» (А. И. Герцен), период уди­вительного взлета философеко-общественной и литературно-крити­ческой мысли. Постановка и решение всех общественно-политических, философско-историческнх и эстетических вопросов в это «замечательное деся­тилетие» (П. В. Анненков) определялись противостоянием двух сфор­мировавшихся на рубеже 1830— 1840-х годов течений русской обще­ственной мысли — западничества и славянофильства. В основании споров западников и славянофилов лежал жизненно важный вопрос о месте России в историческом процессе, связи ее культурно-исторического прошлого с настоящим и будущим, её возможном вкладе во всемирную историю. Oт ответа на него зависела и оценка тех или иных явлений литературной истории и современности.

ЗАПАДНИКИ (В.Г. Белинский, А. И. Гер­цен, Т.Н.Грановский, 1С Д. Кавелин, В.П.Боткин, 11 В.Анненков и др.) - отстаивали необходимость исторического движения России по ев­ропейскому пути, выдвигали на первый план идею свободы и самоцен­ности человеческой личности, подчеркивали исчерпанность тех начал, которые составляли основу древнерусской жизни. Программными выступлениями западников стали публичные лекции Т.Н. Грановского, статьи Белниского, появившиеся В «Отечественных записках» за 1841 г. и получившие позже общее название «Россия до Петра Великого», и напечатанная в первом номере некрасовского «Современника» работа К. Д. Кавели­на «Взгляд на юридический быт Древней России».

СЛАВЯНОФИЛЫ (А.С.Хомяков. ИВ. и П. В Киреевские, К. С. и И.С. Аксаковы, Ю.Ф Самарин, Д. А.Валуев и др.) – публиковали свои статьи на страницах «Москвитянина», «Московских литератур­ных и ученых сборников»,«Русской беседы», выступили против перенесения на историю России схем европейской истории. Обосновывая оппозицию «Рос­сии— Европа», они подчеркивали, что Европа возникла как результат завоеваний одних народов другими, а Россия — мирным путем; на За­паде утвердился рассудочный католицизм, в России — цельная хри­стианская вера; в европейской жизни преобладает индивидуалистиче­ское начало, а в русской — общинное. Главную задачу, вставшую пе­ред русской нацией, славянофилы видели в том, чтобы построить жизнь на общинных и подлинно христианских началах и тем самым встать на путь к истинному единению — «соборности».

Несмотря на острые споры между собой, западники и славянофи­лы являлись союзниками в общем стремлении к преобразованию русской жизни. Те и другие критиковали николаевский режим, требовали Отмены крепостного права, отстаивали свободу совести, слова, печа­ти. Характерно более позднее признание А. И. Герцена «... мы были противниками их, но очень странными... У них и у вас запало с ранних лет одно сильное, безотчетное... чувство безграничной, обхватываю­щей все существование любви к русскому народу, русскому быту, к русскому складу ума. И мы, как Янус или как двуглавый орел, смотре­ли в разные стороны, в то время как сердце билось одно».

Трибуной общественных и эстетических споров в 40-е годы, как и в предшествующее десятилетие, остается русская журналистика, претерпевшая серьезные изменения. В истории русской литературы наступает «журнальный период». Откликаясь на вес наиболее значи­тельные явления умственной жизни России и Европы, вбирая в себя всю отечественную и переводную беллетристику («Отечественные записки», «Современник», «Москвитя­нин» и др.) «превратились в необычайно важный фактор социально-политического и культурного движения и сделались Центрами идейной жизни страны».

Одобрительно оценивали возраставшее влияние журналов Белин­ский и Гсрцен. По словам Герцена, они «распространили в последние двадцать пять лет огромное количество знаний, понятий, идей. Они давали возможность жителям Омской или Тобольской губернии чи­тать романы Диккенса или Жорж Санд. спустя два месяца после их по­явления в Лондоне или Париже».

Издатели и редакторы журналов стремились придать идейное единство всем публикуемым здесь материалам: публицистический, критическим, художественным и научным. Еще более важное место, чем прежде, заняла в них литературная критика. В журналах этого вре­мени по справедливому замечанию Н. Г. Чернышевского, «эстетиче­ские вопросы были ...по преимуществу только полем битвы, а предме­том борьбы было влияние вообще на умственную жизнь». Оп­ределяющее значение для журналов приобрело понятие «литератур­ного направления», которое еще в 1830-е годы активно отстаивал Полевой. С новой силой разгорелась журнальная полемика по разно­образным вопросам, приковывающая к себе внимание читающей и мыслящей России.

В 1840-е годы разнообразнее, чем прежде, стали типы периодиче­ских изданий. Наряду с литературными ежемесячниками выходят те­атральный журнал «Репертуар и Пантеон» Ф А. Кони, еженедельный иллюстрированный журнал «Иллюстрация» Н. Кукольника, рассчи­танные на широкие слои публики. Растет значение газет: в ряде горо­дов упрочилось издание «Губернских ведомостей». В издательское дело все больше проникают предпринимательские отношения, увели­чивается количество профессиональных журналистов и литераторов. Рядом с читателем из дворян появляется новый демократический чи­татель из среды чиновничества, купечества и духовенства.

Центральное место в журналистике 1840-х годов заняли «Отечест­венные записки», которые в 1839 г. перешли в руки близкого к литературным кру­гам А. А. Краевского. Стремясь противостоять журнальной моноло­гии Ф. Булгарина. Н. Греча и О. Сенковского, А. А. Красвский привлек к изданию талантливых литераторов различной направленности. Сре­ди сотрудников «Отечественных записок» были и писатели пушкин­ского круга (П А Вяземский, В.А.Жуковский, В,Ф.Одоевский), начинавшие творческий путь молодые писатели (Лермонтов,Тургенев,Дос­тоевский, Панаев и др.). Солидный по объему журнал (до 40 печатных листов) включал в себя восемь отделов: «Современная кропим» Рос­сии». (Наука», «Словесность», «Художества», «Домоводство, сель­ское хозяйство н промышленность вообще», «Критика», «Современ­ная библиографическая хроника», «Смесь». Направление журнала оп­ределялось Белинским, который после переезда в Петербург возгла­вил критико-библиографический отдел журнала, и его друзьями— Боткиным, Катковым, Грановским, Кетчером, Кудрявцевым. Вскоре в «Отечественных записках» начали сотрудничать близкие критику Герцен, Огарев и Некрасов.

Ставший организационным центром западников, журнал «Отеч. записки» активно выступал за европеизацию русской жизни, знакомил читателей с высшими достижениями европейской научной я художественной мысли. В «Отечественных записках» пенились лучшие произведения русской литературы, созданные в конце 1830— 1840-х годах: стихотворения Лермонтова и отдельные части «Гсроя нашего времени», «песни» и «думы» Кольцова, работы Герцена, ранние произведения Тургенева, рассказы и стихотворения Некрасова, повести Достоевского и Салтыкова-Щедрина Кроме названных писателей, в отделе словесности публиковались Д.В.Григорович, В.И.Даль, В.А,Соллогуб, Г Ф Квитка-Ос-новьяненко, А.А.Фет и многие другие. Переводная художественная литература была представлена произведениями Ж Сайд, Диккенса, Ф Купера. Г Гейне.

В конце 1840-х годов лидирующее положение в русской журнали­стике занял «Современник». Издававшийся после гибели Пушкина П. А. Плетневым и не привлекавший долгие годы активного читательского внимания, этот журнал в 1847 г. перешел в руки Н. А, Некрасова я И.И. Панаева и приобрел, благодаря участию в нем Белинского и Герцена, радикальную направленность,

С целью противостояния передовой русской журналистике а нача­ла 1840-х годов правящие круги дали разрешение на выпуск двух но­вых изданий — журналов «Маяк»(ред - Бурачок) и «Москвитянин»(ред – Погодин). «Маяк» яростно нападал на немецкую философию, преследовал современ­ную французскую литературу и стремился привить охранительный дух литературе отечественной, оценивая ее исключительно с позиций религиозности, «патриотизма» и «народности». «Москвитянин» - клеветнические наладки на передовую журналистику и литературу, гневные инвективы в адрес погрязшего в разврате, изнемогающего от «переломов и разрушений» Запада соседствовали здесь с глубокой оценкой основ европейского и русского просвещения в статьях И. Киреевского, проницательными, хотя и односторонними суждениями о творчестве Гоголя в статьях К.Аксакова, с верой в крестьянство как хранителя и выразителя народных убеждений и чаяний в выступлени­ях А.С.Хомякова.

В связи с усиливающимися в кругу западников разногласиями началась полемика по целому ряду проблем между «Современником» и журналом «Отечественные записки». Однако наиболее принципиальная граница противостояния пролегла в 40-е годы между «Отечественными запис­ками» и «Современником» как органами демократического направле­ния, с одной стороны, я «Москвитянином» — с другой.

Критические статьи и библиографические заметки «Отечествен­ных записок» в обладали единством эстети­ческих, исторических и этических принципов рассмотрения произве­дений. Большое количество обзорных статей в журнале свидетельст­вовало о стремлении критиков обозначить главные тенденция истори­ко-литературного развития. Белинский, Галахов, Боткин отстаивали «поэзию действительности, одухотворенную живым национальным интересом, «гуманную субъективность» художника, приветствовали движение русской литературы по пути реализма. На страницах журна­ла начинала складываться и критика тенденциозная, критика «по по­воду», которая займет центральное место в журналах последующего десятилетия. В связи с этим характерно признание А. Д. Галахова: «...нас интересовало не столько само содержание разбираемого сочи­нения, сколько отношение содержания к дорогим для нас убеждениям. Мы пользовались новым трудом литератора или ученого как поводом поговорить о том, что составляло задачу журнала, что давало ему цвет, отвечало сущности его программы».

В целом критика конца 1840-х — начала 1850-х годов, напоминая «затишье перед бурей», отражает сосредоточенные ожидания литера­турной общественности, связанные с переменами в политической жизни.

Вы здесь: Home Литература Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературной критики 18-19вв.