Ответы к экзаменам и зачётам

сборник шпаргалок для ВУЗов

Ответы к зачету по истории литературы США

Роль приема поток сознания в творчестве У. Фолкнера

В американской литературе влияние теорий потока сознания оказалось сильным и широким. Наибольшее распространение получили различные технические приемы школы потока-сознания, в частности различные виды внутреннего монолога. Что же касается романов потока сознания, то их в американской литературе не так уж много — к их числу относят некоторые произведения Уолдо Фрэнка, в том числе роман «Праздник», о котором речь уже шла выше, а своеобразным классическим образцом романа потока сознания и всего модернистского искусства вообще считается роман Уильяма Фолкнера «Шум и ярость».

Гоффман называет этот роман Фолкнера «исключительно зрелым и сдержанным экспериментом с возможностями техники «потока сознания», и утверждает, что в этом романе мы можем обнаружить самое искусное использование подсознательного2. На этом же сходятся и другие американские теоретики. Выявить особенности романа потока сознания и причины его распространения в американской литературе в 20-е гг. можно, подробнее остановившись на этом романе Фолкнера.

Сама попытка передать внутренний монолог человека, лишенного мысли, идиота была достаточно смелой. Действительно, Бенджи не способен говорить или другим образом выражать какие-либо свои мысли. В тридцать три года он совершенно беспомощен – его кормит, одевает и ухаживает за ним негритянский мальчик Ластер. Свое неудовольствие чем-либо Бенджи выражает криками и воем. Он любит лужайку, на которой играет, свою сестру Кедди и огонь. Так как он не понимает, что такое огонь, он несколько раз обжигает себе руку. Сестру Кедди, как и других окружающих, он воспринимает только по запахам: «Она пахла, как деревья».

Бенджи в силу отсутствия у него интеллекта не может различать прошлое и настоящее. У него все сливается в единое неразделимое настоящее — в поток сменяющихся впечатлений. Он не воспринимает даже последовательности действий. Ход времени Фолкнер передает, включая в его внутренний монолог слова и высказывания других героев, которые фиксируются в потоке сознания Бенджи.

Его глазами он представляет нам и героев книги — добрую к нему сестру Кедди, рефлектирующего брата Квентина, злого Джейсона, всемогущую негритянку Дилси, ведущую все дела дома, племянницу Квентин, мать, отца. Сам Бенджи — символ их вырождения.

Следующий раздел представляет внутренний монолог брата Бенджи Квентина, который учится в Гарвардском университете. Квентин занят проблемой времени. Если время для Бенджи не существует в силу его человеческой неполноценности, то с Квентином дело обстоит гораздо сложнее — он ощущает свою обреченность, и поэтому он не чувствует хода времени, для него время как бы не существует, он как бы заживо умирает.

Внутренний монолог Квентина проясняет некоторые стороны жизни семейства Компсонов и развивает темы, начатые в первой части. Он мучительно размышляет о времени. Он разбивает часы, чтобы остановить ход времени, ломает у них стрелки, но часы продолжают идти, хотя и не показывают точное время. Ход времени неприятен Квентину — с ходом времени старшая его сестра утратила свою невинность. Течение времени приносит неприятности и его младшему брату Бенджи. Ради того, чтобы послать Квентина в Гарвардский университет, продали лужайку, на которой Бенджи любил играть. Он хочет, чтобы время остановилось. Для внутреннего мира Квентина характерно ощущение настоящего как прошлого. Его внутренний монолог обрывается на ноте полного отрешения от мира, символизирующей его самоубийство.

Третья часть возвращает нас в настоящее. Повествование, ведется теперь от лица третьего брата — Джейсона Компсона.

Джейсон — прямая противоположность и умственной и физической беспомощности Бенджи и интеллигентской рассудочности, и отвлеченности Квентина. Он работает в лавке и уверен, что является единственной опорой семьи. Ему приходится содержать дочь своей сестры Кедди, которую назвали в честь Квентина, покончившего самоубийством, его именем. Это образ человека, теряющего все человеческое в стремлении к деньгам.

Фолкнер мастерски передает особенности его речи с постоянно повторяющимися фразами, выражающими ненависть к неграм и нежелание кормить шестерых негров, на которых держится дом его матери.

Образ Джейсона призван показать губительность холодного расчета, который не только приносит страдания другим членам семьи Компсонов, но и как бы олицетворяет тот мир, который заставил Квентина покончить самоубийством и привел Кедди к моральному падению.

В последней части книги повествование ведется от имени автора. (ен – повествователь?) Главное место в ней занимает старая негритянка Дилси, преданная служанка семейства Компсонов. Для Джейсона Россия — символ всего самого страшного. И это неожиданное появление темы нашей страны на заключительных страницах книги Фолкнера показательно — органический страх перед ней служит еще одним штрихом в обрисовке характера этого мерзкого Джейсона. Бегство Квентин завершает крушение семьи Компсонов — отец умер от алкоголизма, мать оказалась беспомощной женщиной, передавшей хозяйство в руки негритянки Дилси, Бенджи — идиот, Квентин покончил самоубийством, Кедди ушла из семьи и оказалась вне респектабельного общества, ее дочь Квентин пошла по пути своей матери. Остался в старом доме Компсонов Джейсон — злой, ненавидящий все человеческое и человечное делец.

Старуха-негритянка Дилси остается хроникером крушения семейства Компсонов. В ответ на замечание своей дочери, что по пути из церкви домой они будут идти мимо белых, Дилси говорит: «Я видела первых и последних. Я видела начало и теперь я вижу конец»2. Дилси оказывается не только единственным работоспособным человеком в доме Компсонов, но и хранительницей традиций аристократического Юга.

Существенное место в заключительной части книги занимает пасхальная служба в негритянской церкви, которая, как и в романе «Солдатское вознаграждение», играет роль заключительного аккорда, служит символом жизненного круговорота, вечности жизни.

В последней части, ведя речь от имени автора, Фолкнер как бы снова представляет нам своих героев, уже в объективированном виде.

Таким образом, в романе «Шум и ярость» Фолкнер дает три субъективных точки зрения на одни и те же события и подводит итог им в заключительной части, сопоставив в ней внутренние монологи братьев Компсо­нов с реальными фактами жизни. По существу Фолкнер рассказывает одну и ту же историю четыре раза, но так и не доводит ее до конца. Он хочет сделать эту исто­рию частью настоящего, частью потока сознания героев, в который должен войти читатель, чтобы ощутить из­нутри их мир.

Вы здесь: Home Литература Ответы к зачету по истории литературы США