Ответы к государственному экзамену по английскомй литературе

Художественные новации английской романтической лирики

Новации романтической лирики могут быть осмыслены при анализе их поэтического творчества (труды Н.А. Соловьевой, Н.Я. Берковского и др.), а также при обращении к их литературным манифестам (эссе, письма, критические статьи Вордсворта, Колриджа, Саути, Шелли, Байрона, Китса). Результатом дружбы Вордсворта и Кольриджа – «поэтов-лейкистов» – стало появление сб. «Лирические баллады». Сборник явился важной ве­хой в развитии английской литературы, нередко историки литературы начинают отсчет романтического периода в англ. культуре с этого сборника. Многие идеи, высказанные в «Предисловии к «Лирическим балладам»,— о необходимости для поэта видеть обыденное и привычное как не­что удивительное и возвышенное, о воображе­нии, о соотношении чувства и разума в поэзии дают основание считать «Предисловие» первым манифестом романтизма в англ. литре.

Несколько аспектов, в которых романтические цели и достижения самых выдающихся поэтов-новаторов наиболее заметны и составляют ряд инновационных черт:

1. Новые темы, новый язык. Новизна поэтического сборника «Лирические баллады», по мысли Вордсворта, заключается в обращении к новым темам и ис­пользовании нового языка. Введение в поэзию Вордсвортом низких объектов в простом словесном оформлении подрывало неоклассический закон декорума, который требовал высокого стиля и возвышенных предметов в серьезной поэзии. В отличие от совре­менных ему авторов, ориентировавшихся на поэ­зию классицизма, В. не привлекают предметы возвышенные и значительные: главная задача стихотворений - ото­брать случаи и ситуации из повседневной жизни и пересказать их обыденным язы­ком. сцены из простой сельской жизни, потому что в этих усло­виях естественные душевные порывы обретают более благодатную почву для созревания, под­вергаются меньшему ограничению и говорят бо­лее простым и выразительным языком.

В. считает, что «между язы­ком прозы и языком поэзии нет существенного различия» и потому поэзия не требует какого-то «особого» языка, как считали сочинители предшествующей эпохи. так же не может существовать и «особых» поэтиче­ских тем. Поэзия заимствует свои темы из жиз­ни, она обращается к тем предметам, которые волнуют человека и находят отклик в его сердце. В своих стихах, включенных в сб. «Лириче­ские баллады», Вордсворт стремится следовать тем по­ложениям, которые он сам высказал в «Преди­словии...» к книге. Большая часть из них посвя­щена жизни крестьян или других представителей низшего сословия. Язык стихотворений прост, большинство слов заимствовано из повседневной лексики, поэт избегает использовать необычные сравнения или слишком сложные метафоры. Пример: «Нас семеро»

Использование поэтического символизма (особенно Блейком и Шелли) на основе личного миропонимания вкладывающее в простые явления бытия значения и смыслы далеко превосходящие лишь физические параметры. Пример: «Подсолнух» и «Хрустальный чертог» Блейка; «Мороз в полночь» Колриджа

2. Поэзия как спонтанность. В предисловии к «Лир. балладам» Вордсворт неоднократно подчеркивает, что поэзия «это спонтанный поток мощных чувств», а не результат технического мастерства и хорошего вкуса как в классическую эпоху. Так поэзия не включает в себя сами размышления над композицией, так как она спонтанна и противопоставляется искусному манипулированию поэтическими фигурами. Вордсворт определяет свою радикальную доктрину и определяет поэзию как «emotion recollected in tranquillity», именно спонтанность чувств ведет к размышлениям и более глубоким философским думам. Никаких правил.

3. Поэзия как сила воображения. Основными понятиями в эстетике Колриджа стано­вятся «фантазия» и «воображение». По мне­нию Колриджа, фантазия не имеет решающего значения для творческих способностей автора. Ее функ­ция сводится к организации уже готового мате­риала, и она представляет собой разно­видность пассивной памяти, чем источник твор­ческой энергии. «Фантазия имеет дело только с предметами определенными и установившими­ся. По сути дела, фантазия — это не что иное, как вид памяти, освобожденный от законов вре­мени и пространства. Подобно обычной памяти, фантазия должна получать материал в готовом виде в соответствии с законом ассоциативного мышления». Воображение Колридж разделяет на «первич­ное» и «вторичное». «Первичное» понимается им как бессознательная способность, лежащая в основе самого процесса восприятия и присущая всем людям. «Вторичное» во­ображение в большей мере определяет творче­ский процесс и более тесно связано с ним. Оно в некотором роде «эхо первого», но уже зависит от сознательной воли и отличается от «первично­го» «по степени и способу действия». «Оно рас­творяет, разлагает и расчленяет явления дейст­вительности», а затем перевоссоздает их. Если же этот процесс по каким-то причинам невозмо­жен, то «вторичное» воображение стремится «объединять и идеализировать» явления дейст­вительности. Колридж определяет «вторичное» вообра­жение как силу, «исполненную жизни» (vital), в какой-то мере противостоящую «внешним ма­териальным объектам», которые «мертвы и не­подвижны».

4. Вера в неординарные возможности поэта и искусства, приоткрывающего завесу бытия. Поэт вырывается из застывших норм неоклассической самоудовлетворенности к вершинам экстатического познания. По мнению Вордсворта, поэт — это человек, «наделенный бо­лее тонкой чувствительностью, большей способ­ностью к восторгу и нежности, обладающий большими знаниями человеческой природы и бо­лее отзывчивой душой, чем мы предполагаем у простых смертных». Представление о поэте-пророке и поэзии как продукте мистического озарения поэта (Блейк, Вордсворт, Шелли). Поэт также должен иметь богатое воображение и уметь сливать воедино интеллектуальное и эмоциональное начала. Введение Колриджем и Китсом и др. сверхъестественного начала.

5. Значение пейзажа и природы. Точность и поэтичность в изображении живой природы беспрецедентна в истории поэзии. Однако поэты романтики - не сугубо живописатели природы. Вордсворт и Колридж, Шелли и Китс не изображают пейзаж как самодостаточный объект поэзии. Он всегда связан с лирическим героем, его чувствами, размышлениями, настроением. Самые яркие романтические образцы не самом деле связаны прежде всего с чувствами и размышлениями которые возникли как отклик на созерцание природных феноменов и связаны с центральными проблемами человеческого бытия. Именно сознание человека - лирического героя - становится объектом поэзии, но сознание это видится сквозь призму явлений природных.

6. Новый герой. Неоклассическая поэзия прежде всего изображала отвлеченные примеры человеческих характеров, центром романтического миропорядка становится лирический герой, ассоциирующийся с самим поэтом (биографизм). Кроме того, романтический герой изображен как противоречивая фигура в бесконечном поиске самого себя, предназначения, как фигура бунтаря, человека неординарно мыслящего (Прометей у Шелли, Каин у Байрона)

7. Новые формы. Длинные поэмы самых сложных форм и размеров (Вордсворт «Прелюдия», Блейк и его визионерский эпос, Шелли и «Возрожденный Прометей», Китс и «Гиперион», Байрон и «Дон Жуан» как сатирический лиро-эпос). Строфическая, фоническая, мелодическая подвижность.Экспериментальный характер стихосложения. Максимальная свобода и музыкальность стиха. Белый стих

Вы здесь: Home Литература Ответы к государственному экзамену по английскомй литературе