Ответы к экзаменам и зачётам

сборник шпаргалок для ВУЗов

История русской литературной критики 19-20 веков

Литературная борьба 20-х гг.

1921-1929 годы были в целом весьма плодотворным периодом в истории русской советской литературы, хотя уже в это время наметились первые признаки сопротивления свободе литературного самодвижения (середина 1921 г. - смерть А. Блока и расстрел Н.С. Гумилева; август-ноябрь 1922 - высылка инакомыслящих философов, литераторов, научных деятелей за границу; 1924 - закрытие ряда «неофициальных» журналов). Но, литература 1920-х годов сохраняла многообразие творческих направлений и группировок, редкое жанровое и тематическое богатство. Главный смысл, пафос литературного движения 1920-х годов заключался в поисках новых путей, новых форм. Модернистские течения взаимодействовали с реалистическими. В прозе 20-х годов на стыке модернизма и реализма получил развитие орнаментальный стиль, насыщенный особой экспрессией, метафоричностью; он так или иначе отразился в «Железном потоке» А. Серафимовича, «Голом годе» Б. Пильняка, в «Падении Дайра» А. Малышкина и др. Стилистические искания писателей-«орнаменталистов» соприкасались с западноевропейской литературой «потока сознания»; имели они и российские истоки, восходящие к символистской прозе. Многообразие выразительных и изобразительных средств языка и стиля, изобретательность в композиции и сюжетной организации произведения, полная свобода творческой фантазии - все это заслуженно принесло двадцатым годам славу времени «великого эксперимента» и выдающихся художественных произведений. В прозе - это книги М. Булгакова, М. Горького, М. Зощенко, А. Платонова, М. Шолохова; в поэзии - С. Есенина, Н. Клюева, О. Мандельштама, В. Маяковского, М. Цветаевой; в драматургии - М. Булгакова, В. Маяковского, Н. Эрдмана. 1929 год положил конец периоду относительно свободного развития литературы. В этом году с самых первых месяцев начинается не только идеологическое, но и репрессивное преследование литературных инакомыслящих. С этого года - раньше с пафосом, а теперь с горькой иронией именуют его годом «великого перелома» - начинается процесс унификации литературы под давлением партийных директив. Разрыв с корневой системой культуры приводил многих писателей к утрате собственного лица, к тотальной зависимости от очередных директив и указаний.

Фельетон - жанр художественно-публицистической литературы; ему присуще критическое, нередко комическое, в том числе сатирическое, начало. Общие приметы – актуальность и подвижность предмета сообщения или рассуждения, видимая "бесплановость", лёгкость, непринуждённость композиции, пародийное использование художественных и внехудожественных жанров и стилей. Фельетон пользовался особой симпатией у советских читателей в 1920-1930-е годы. С его помощью создавалось впечатление особых, всепроникающих возможностей нашей журналистики. Советскую фельетонистику первого послереволюционного десятилетия чаще всего связывают с именем Кольцова. Бок о бок с Кольцовым в «Правде» работал А.Зорич, сыгравший значительную роль в развитии фельетона, в становлении его как жанра в 1920-е годы. Вошла в историю журналистики знаменитая плеяда молодых сатириков - «гудковцев» — В. Катаев, И.Ильф, Е. Петров, И. Свэн. (Кремлев), «Зубило» (Ю. Олеша), и др. Особое место среди них принадлежало М. Булгакову.

Функционирование пикарески в российской прозе  1920-1930-х годов следует отнести к числу проблем, недостаточно исследованных отечественной наукой. Между тем о  реактуализации этой жанровой формы свидетельствует появление повестей М. Булгакова «Похождения Чичикова» (1922), Вс. Иванова «Чудесные похождения портного Фокина» (1923),  Дилогии И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»,  А. Толстого «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924). Традиции плутовского романа прослеживаются также в «московских главах» романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» (1928-1940).  Возрождение плутовской повести и романа в прозе начала 1920-х годов было вызвано  совокупностью нескольких внехудожественных и внутрилитературных факторов: 1. Социальный катаклизм «переходной» эпохи. Из-за революции 1917 года появилась масса «деклассированных элементов», различных «бывших» людей, выпавших из своих социальных ячеек. Страна наполнилась бродягами и беспризорными, мошенниками и уголовными преступниками.  2. Актуализация проблемы выживания. Оживление коммерческого авантюризма. Голод и обнищание масс привели к оживлению различных форм  авантюризма. Нищие и попрошайки, подлинные и мнимые, наполнили своим плачем улицы и площади городов. Оживились разнообразные «астрологи/прорицатели», «знахари» - порождение смутных времен.  По дорогам РСФСР  двинулись всевозможные самозванцы вроде «детей лейтенанта Шмидта»1 и «сыновей Чичерина». Пик  расцвета коммерческого авантюризма пришелся на годы нэпа. 3. Оживление празднично-карнавального мироощущения. Революционное время, алогичность и ирреальность происходящего, что нашло отражение в политкарнавалах большевиков, массовых театрализованных действах, изобилующих приемами поэтики русского народного театра, обусловили оживление писательского карнавального мироощущения.

Основная идея жанра пикарески – «Деньги правят миром!» - в СССР не имела смысла и звучания. Пикаро не мог быть не только главным, а вообще  героем советского романа. Этот образ считался нетипичным, отжившим свое и выродившимся как общественное явление. Плут (антигерой, антагонист)    концентрировал в себе человеческие пороки и идеологические «пережитки», с которыми советская власть вела беспощадную борьбу, и противостоял герою «высокой» прозы (положительному идеалу) - коммунисту, борцу за счастье и свободу человечества, за революционные идеи. Хорошо осознавая «чуждую» мораль и проблематику  плутовского жанра, советские авторы-сатирики начала 20-х годов выбирали героя так, чтобы не прибегать к широким художественным обобщениям и аллюзиям. Например,  М. Булгаков в пикареске-пародии «Похождения Чичикова»  изобразил похождения «гоголевского персонажа» (и не более!) в Советской России. Вс. Иванов главному герою повести  «Чудесные похождения портного  Фокина» – традиционному русскому фольклорному дураку – приписал мечты о мировой победе социализма.

Можно сказать, что пикареска проделала отрицательную работу:  стала «школой жизни» для мошенников и одновременно представила читателю  целый ряд обаятельных и остроумных «антигероев». Особенной популярностью пользовался Остап Бендер. Герои Булгакова – инфернальные плуты Коровьев и Бегемот – единственные пикаро советской литературы, которым удалось не просто избежать наказания и ареста, но и самим наказать  «новых людей». Правда, для этого их пришлось сделать чертями (свитой сатаны).Таким образом, 1920-е годы в силу специфики историко-политического и культурного контекста эпохи явились периодом реактуализации и активного функционирования жанровой модели  плутовской повести и романа.   Кризис жанра, наметившийся в  1930-е годы и вызванный тотальным неприятием авантюризма, индивидуализма и космополитизма официальной советской идеологией, продлился вплоть до конца 1980-х годов.

Вы здесь: Home Литература История русской литературной критики 19-20 веков